Подобно зерну горчичному

Printer Friendly Tell a Friend
Среди слушающих Христа было много фарисеев. Они отмечали с презрением тот факт, что мало было тех, кто признавал Его Мессией. И они спрашивали самих себя, как этот простой учитель может возвысить Израиль до вершин могущества, как без богатства, власти или славы может Он установить новое царство? Христос читал их мысли и отвечал им:

“Чему уподобим Царствие Божие? или какою притчею изобразим его?” В земных властях нет ничего, что могло бы служить для сравнения. Никакое гражданское общество не могло стать для Него символом Царства Божьего. “Оно — как зерно горчичное, — говорит Он, — которое, когда сеется в землю, есть меньше всех семян на земле; а когда посеяно, всходит и становится больше всех злаков, и пускает большие ветви, так что под тенью его могут укрываться птицы небесные” (Мк. 4:31, 32).

Семя, брошенное в землю, прорастает благодаря заложенным в нем Самим Богом законом жизни и совершенно не зависит от силы самого человека. То же справедливо и в отношении Царства Христа. Это — новое творение. Принципы его развития противоположны законам, которыми управлялись и управляются земные царства. Земные правители утверждают власть физической силой; они поддерживают свое правление войнами. Основатель же Нового Царства есть Князь Мира. Святой Дух представляет мирские царства в образе свирепых зверей — хищников; Христос же — это “Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира” (Ин. 1:29). 

В Его способе управления нет места грубой силе, попирающей совесть и свободу. Евреи ожидали, что Царство Божье будет установлено таким же образом, как всегда устанавливались царства мира сего. Для склонения людей к праведности они использовали внешние воздействия. Они изобретали земные методы и разрабатывали человеческие планы праведной жизни. Христос же, укореняя в сердце вечную истину и праведность, противодействует заблуждениям и греху.

Когда Иисус рассказывал свою притчу, горчичные растения можно было видеть везде. Они высоко поднимались над травами и зерновыми, их ветви легко раскачивались в воздухе. Птицы перелетали с ветки на ветку и распевали среди густой листвы. А начинались эти гигантские растения едва ли не из самых маленьких семян. Сначала такое семя образует нежный росток. Но на самом деле оно обладает огромной жизненной силой и упорно растет, развиваясь, пока не достигнет в конце концов величественных размеров. Так же и Царство Христа вначале кажется скромным и незначительным. В сравнении с земными царствами оно выглядит самым маленьким. У правителей этого мира Христово притязание на царство могло вызвать насмешку. Однако в великих истинах, дарованных последователям Христа, Царство Евангелия несло в себе могучую Божественную жизнь. И как быстро оно разрослось, как широко распространилось его влияние! 

Когда Христос рассказывал притчу о горчичном зерне, в новое Царство входило лишь несколько галилейских крестьян. Их бедность и малое количество становились еще одним поводом, чтобы отговорить других от присоединения к этим простым рыбакам, следовавшим за Иисусом. Но горчичному семени предстояло расти и раскинуть свои ветви по всему миру. Когда все земные царства, чья слава поражала воображение людей, погибнут, Царство Христа останется могущественным и всеобъемлющим.

То же и с благодатью. Вначале она утверждается в сердце человека малозаметно. Но Слово сказано, луч света проник в душу, и воздействие, знаменующее начало новой жизни, уже началось; и кто может измерить результаты этого?

Притча о горчичном семени не только в целом иллюстрирует рост Царства Христа, но каждая отдельная стадия этого процесса роста повторяет моменты развития, описанные в притче. В каждом поколении Бог дает Своей Церкви особую истину и особые задачи. И каждый раз истина, сокрытая от мудрецов мира сего, слишком осторожных и осмотрительных, открывается людям простым и скромным. Истина зовет к самопожертвованию; зовет на путь битвы и победы. Вначале истину исповедуют немногие. Их презирают, им противостоят великие мира сего и церковь, сообразовавшаяся с этим миром. Посмотрите на Иоанна Крестителя, предтечу Христа, поднявшегося, чтобы в одиночку изобличить иудеев в гордости и формализме. Посмотрите на первых вестников Евангелия в Европе. Какой незаметной, какой безнадежной представлялась миссия Павла и Силы, когда они вместе со своими соработниками отправились из Троады в Филиппы. Так было и с Павлом, в цепях проповедовавшим Христа в дворце цезарей. Так было с малыми общинами рабов и крестьян, вступившими в конфликт с язычеством императорского Рима. Так было с Мартином Лютером, восставшим против могущественной церкви, которая в его времена была олицетворением мудрости мира сего. Он крепко держался Слова Бога, выступив против императора и папы: “На этом я стою и не могу иначе. Да поможет мне Бог”. Так было с Джоном Уэсли, проповедовавшим Христа и Его правду в эпоху формализма, чувственности и неверия. Представьте себе этого человека, удрученного несчастиями языческого мира, жаждущего нести этому миру Христово послание любви и услышавшего в ответ: “Садитесь, молодой человек. Когда Бог пожелает обратить язычников, Он сделает это без вашей или моей помощи”.

Вожди религиозной мысли нашего времени возносят хвалу и ставят памятники тем, кто сеял семена истины в прошедших веках. Но разве это не правда, что зачастую, совершая эту работу, они вытаптывают ростки тех же семян в современном мире? Вновь выдвигается старое возражение: “Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; Сего же не знаем, откуда Он” (Ин. 9:29). Как и в прошлые века, особые истины, предназначенные как раз для нашего времени, открываются не авторитетами духовенства, но в среде мужчин и женщин, не являющихся ни слишком учеными, ни слишком мудрыми, но просто верующими в Слово Божье.

“Посмотрите, братия, кто вы, призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее” (1 Кор. 1:26—28); “чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией” (1 Кор. 2:5).

И в нынешнем, последнем поколении притча о горчичном семени найдет свое триумфальное исполнение. Малое семя станет деревом. Последняя весть милости и предостережения зовет идти ко “всякому племени, и колену, и языку, и народу” (Откр. 14:6), “чтобы составить из них народ во имя Свое” (Деян. 15:14; Откр. 18:1). И земля озарится славой Его.

-->
Lyrics by ViArt Free PHP CMS